You are viewing davrona

Jul. 25th, 2011

me

Да пребудет со мною Хайям, да пребудет со мною моя любовь!

Будем вместе мы за туманом времен,  - хоть ругай, злословь.

Закидайте камнями меня, разве можно пожар души потушить?   

Простодушно простите меня, - эту чашу суждено испить.




Wellcome @ page!

Jul. 24th, 2011

me

Счастье умным дается, бежит от глупцов,

Счастье – свет от улыбки, родительский кров.   

Не ищи себе счастья средь усталых ослов,

И не строй свое счастье из сыпучих песков.




Wellcome @ page!

Jul. 24th, 2011

me

Помощь наша порой людям только во вред!
Над одним можешь век хлопотать, - а вослед
Недовольство: ведь свой лучший тюрбан
Т
ы ему не отдал!  Получай же в ответ...
Эта мудрость приходит не сразу, мой свет.

Благодарный от бога - он рад и простому совету.
Ведь у первого -  темная ночь на душе,
У другого же - сердце поэта, и оно полно света.



Wellcome @ page!

Jul. 24th, 2011

me

Улыбнись мне улыбкой беспечной своей
Разве мы над судьбой не вольны?
Видишь дольку луны на небесном ковре?
Дети гор и пустынь, дети жарких степей
Мы султанам сегодня равны



Wellcome @ page!

когда уйдешь

me

А когда ты уйдешь,
И уляжется пыль от твоих шагов

Стихнет шум от пиров,

Пожелтеет лицо у страниц.

Вот тогда изумленный замрет этот мир,

Вдруг услышав голос искренний твой,

Пред тобою склонив головы ниц.


Тот же мир, где был изгнан Хайям,
Где ученый, поэт – не кумир…
Мир, отвергнувший власть этих строк.
Мой Хайям, знаю я, придет срок
Понесут твое имя века и века
Будет так, мой Устоз, мой учитель,
Жажды жизни пророк!

Wellcome @ page!

Jul. 23rd, 2011

me

Этот жгут стихотворной строки

Нашей мукой скреплен!

В нем страданий печать,

И любовью, любовью одною

К кресту этой жизни он крепко прибит.

А пламень любви нашей -

Над веками он будет светиться,

Над миром гореть!

И не будет такого народа

Кому непонятна

Твоя смыслами полна речь.




Wellcome @ page!

приходи

me

Я вином мускатным наполню фиал -
Приходи, долгожданный гость!
Посмотри, как танцует Даврона
И печалиться брось.

Не боюсь я камнями побитой быть:
Страх прошел, да и боль прошла...
Что же может со мною страшнее быть
Чем тобой я забытой была?



Wellcome @ page!

Jul. 23rd, 2011

me



Не упрекай меня! Взмахнув крылами

Лечу к тебе, Хайям, как падаю в обрыв…

О, как же я боюсь, что тайны все открыв

Я королевой без одежд предстану перед Вами.

А голый нерв - как голый провод!

Его нельзя коснутся дерзкими перстами…

Нельзя! Но как бы мне хотелось в глаза твои взглянуть,

И пальцев тонких ощутить тепло,

Дыханье  затаив, ладони смуглые сомкнуть…



Wellcome @ page!

Jul. 23rd, 2011

me

Помни, в болезни, в страданье - кровь моя в твоем сердце.

Помни, в пути и в разлуке, сердце мое – в твоем сердце.

Больше постов и молитв - любовь, хранимая сердцем.

Дороже, чем тысячи книг - тобою спасенное сердце



Wellcome @ page!

Mar. 14th, 2011

me
Мой учитель великий,

Взглните назад _

Ваша слава, признанье - уже не мираж

Жизнь то миг - но какой!

Это вечный кураш!

(кураш - национальный вид вольной борьбы)

Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

Нам жизнь навязана;

её водоворот
Ошеломляет нас,

но миг один – и вот
Уже пора уйти,

не зная цели жизни…
Приход бессмысленный,

бессмысленный уход!

 

 

 

Цель жизни не видна, Хайям

Она в простых вещах: в цветах

Раскрывших лотос по утру,

В глазах, не устающих ждать

 

В воде, текущей по родным полям,

В снегах далеких гор  -

Там на вершинах дремлют облака.

В стихах твоих, Устоз

Она - в твоих руках.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

Мы попали в сей мир, 
как в силок - воробей.
Мы полны беспокойства, 
надежд и скорбей.

В эту круглую клетку,

где нету дверей,

Мы попали с тобой

не по воле своей.

 

*

Поэт изгнанья,

заточеный в хаос бытия

Как в клетку

птица с переломленным крылом

Но дверь сломав,

едва живой - умчится ввысь

Бескрайность неба

для поэта – дом.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

Скорей приди,

исполненная чар,
Развей печаль,

вдохни сердечный жар
Налей кувшин вина,

пока в кувшины
Наш прах еще

не превратил гончар.

 

 

Когда уйду,

когда следы мои

Покроет пыль дорог

Я буду чашей полной

на столе твоем, Хайям.

Прохладным ветром

буду в жаркий день

Невзгоды - прогоню,

печалям - не отдам



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Растить в душе побег

унынья – преступленье,
Пока не прочтена

вся книга наслажденья

Лови же радости

и жадно пей вино:

Жизнь коротка, увы!

Летят её мгновенья.

 

 

*

 

 

Вино хрустальное

Вино живого дня в бокал любви

Всевышний наливает для меня.

Пред щедростью его растерянно стою

Хайям, я небо об одном сейчас молю

Беречь тебя, любовь мою храня.

 



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

В колыбели - младенец,

покойник - в гробу:  

Вот и всё, что известно

про нашу судьбу.

Выпей чашу до дна

и не спрашивай много:

Господин не откроет

секрета рабу.

*

 

Быть с Хайямом покуда

дышать я дышать могу

Вот и все, что узнать

я хочу про судьбу.

Может, радостный день

нам судьба приготовит?

Будь что будет.

Услышит Создатель мольбу



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Бренность мира узрев,

горевать погоди!
Верь: недаром

колотится сердце в груди.

Не горюй о минувшем:

что было, то сплыло.
Не горюй о грядущем:

туман впереди...

 

 

Мой  Устоз, этот мир  -

Ликованья и слез

Будет с теми, кто радость

 с собою принес!

И не любит он тех, чей удел

только слезы.

И кто далей  боится –

Не любит он тех.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

Хоть послушание я

и нарушал, Господь,
Хоть пыль греха с лица

я не стирал, Господь,
Пощады все же жду:

ведь я ни разу в жизни
Двойным единое

не называл, Господь.

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

Не в роскоши,

Всевышний, я жила:
Не каждый день был кров,

Еда не каждый день была

Пощады я не жду: ведь никогда

Всевышний, я в мечети не была:

Я – женщина.

Мне вход закрыт туда.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me


 

Чем за общее счастье

без толку страдать –

Лучше счастье

кому-нибудь близкому дать

Лучше друга себе

привязать добротою

Чем от пут человечество

освобождать

 

 

*

 

И заповедь гласит,

что первые долги

Мы детям,

мы семье своей должны воздать

Не стоит притворяться,

что любим мы других,

Когда ни близким,

ни родным

Тепла не можем дать.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Беспечно никогда

не пил я чистого вина,
Пока мне чаша

горьких бед была не подана.

И хлеб в солонку не макал

пока не насыщался
Я сердцем собственным своим

сожженным дочерна

*

 

 

Знаю, знаю, Устоз,

эта жизнь - колесница,

То - вверху колеса,

то – низвергнуты вниз

Чьей-то волей жестокой

 дано нам катиться

По дорогам судьбы,

среди огненных спиц.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Разум смертных не знает,

в чем суть твоего бытия.

Что тебе непокорность моя

и покорность моя?

Опьяненный своими грехами

 я трезв в упованье,

Это значит: я верю,

что милость безмерна твоя.

 

*

 

Молитвою любви, Хайям,

Молитвою любви

Да будет жизнь моя!

Ей, ей одной подвластны небеса.

Отдам я всех владений чудеса,

Отдам я всех владений чудеса

За миг один

За миг, в котором ты и я.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Веселись!

Ибо нас не спросили вчера

Эту кашу без нас

заварили вчера

Мы не сами грешили

и пили вчера

Все за нас в небесах

предрешили вчера.

 

 

*

 

 

Не казните, Устоз

Не казните! Не казните

Ни себя, ни других.

А живите - любя и прощая.

 

Обещайте немного.

Отдавайте  же -

Все и сполна.

Не считая!



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Лучше локон любимой,

лаская схватить,

Лучше с нею вино

искрометное пить,

До того, как судьба

 тебя схватит за пояс

Лучше эту судьбу

самому ухватить.

*

 

 

 

Учитель мой, цветущею весной

В Саду желаний Вы

останетесь со мной

Даврона, слезы прочь,

любовь живет надеждой.

Мечтой она жива, мечтой, Устоз.

 

 

 



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Не достиг я воды,

хоть от жажды страдал,

Не достиг я привала,

хоть к людям взывал,

И всегда обездолен,

с сердечною болью,

Не достиг я той цели,

о коей мечтал.

*

 

Разве воду ты пил,

когда жаждой страдал?

Ты ль, мой свет, не любил?

Гурий ты ль не ласкал?

О, Хайям, что сравнится

со славой твоей?

Цель сама Вас достигла,

O Царь из царей!



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

Чуть ясной синевой взыграет день в окне

Прозрачного вина желанна влага мне

Раз принято считать, что истина горька

Я вывод делаю, что истина - в вине.

 

 

**

 

 

Жизнь моя, мой Учитель,

мой свет!

Есть на свете напиток богов,

Ему равного нет, -

Он похож на сложенье стихов

Ты десницу желаний

Сюда оберни -

Эта чаша тобою полна

И она много слаще вина.

 



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me


 

 От безбожья до бога

 мгновенье одно!

От нуля до итога

мгновенье одно.

Береги драгоценное

это мгновенье:

Жизнь – ни мало, ни

много -мгновенье одно

*

 

 

 

Поверь, Устоз,

Я вышивку своей судьбы

Плету не торопясь,

Настойчиво, искусно.

Чтобы потом века затейливый узор

Порадовать мог взор.



Wellcome @ page!

May. 16th, 2010

me

 

 

Для достойного

нету достойных наград

Я живот положить

 за достойного рад.

Хочешь знать,

существуют ли адские муки?

Жить среди недостойных

 – вот истинный ад!

 

*

 

Мой Устоз[1], мой Учитель!

Кто в вечность проник,

Чей язык не один вскрыл 

Коварства гнойник

Скудоумие, жадность,

Расхожий обман …

Добродетель воспел,

А порок – обличил.

 

Жил ты в смутное время,

Даже смерти хотел

Негодяй был в цене,

А поэт - не у дел.

 

Из отчизны был изгнан

Несчастный поэт,

Варвар был возвеличен

И в тогу одет.

 

Был гоним и поруган

Беспечный поэт.

Время всех рассчитало:

Имя есть у Хайяма,

Их имени - нет.



[1] Мастер



Wellcome @ page!

May. 15th, 2010

me

 

Может, стоит и

следовать разуму, друг

Только ты не прошел

и полкруга наук

Твой наставник судьба,

как базарный пройдоха

Облапошит однажды–

все выучишь вдруг.

 

*

 

 Устоз! Когда мудрец не может

Справиться с судьбой,

Ему на помощь Женщина придет

Нет, не из книг, - из глубины души

Разгадку трудностям судьбы она найдет.

 



Wellcome @ page!

May. 15th, 2010

me

Ты в игре – Королева,

я сам уж не рад,

Конь мой сделался пешкой,

да не взять ход назад,

Черной жмусь я ладьею

к твоей белой ладье,

Два лица теперь рядом

А в итоге что? – Мат!

 

 

*

 Королевой на трон

Вознесите меня,

Вам – не надо ладьи,

Мне - не надо коня.

 

Притворюсь просто пешкой

Как Вам мимо пройти?

Коронуйте меня!

Вам уже не спастись…

 



Wellcome @ page!

May. 14th, 2010

me

 

 

 

Пей с достойным, который тебя не глупей,

Или пей с луноликой любимой своей,

Никому не рассказывай, сколько ты выпил,

Пей с умом, пей с разбором, умеренно пей.

 

 

*

 

Виноградная кровь в кубке алом

клубится

И желаний волшебных напиток оно

Славен юный мускат, молодое вино

Зимним вечером долгим на радость дано.

 

Позабудь же печали, тревожное сердце

Пусть вдали вьюга злится,

дороги сюда замело

Мы сегодня с тобою на тое[1] вдвоем,

И вскипая вином, с нами вместе лоза

веселится.

 

 



[1] Праздник, свадьба (тюркс.)



Wellcome @ page!

May. 14th, 2010

me

 

Виночерпий, опять

моя чаша пуста!

Чистой влаги

иссохшие жаждут уста,

Ибо друга иного у нас

не осталось,

У которого совесть

была бы чиста

 

 

*

 

Время такое, свет мой, сумеречное,

темные тени ложатся вокруг

сплошной полосой.

 

Знаю, знаю как тяжко это –

слушать в смутное время

поступь уходящего друга.

 

 



Wellcome @ page!

May. 14th, 2010

me

 

 

 

Нищий мнит себя шахом,

напившись вина,

Львом лисица становится,

если пьяна,

Захмелевшая старость

беспечна как юность,

Опьяневшая юность

как старость  умна.

 

*

Ах, без меры, без меры вина пригубив,

Старец станет юнцом, до смешного игрив

Дети смотрят, смеясь на него – чудака,

И дрожит у бедняги от браги рука.

 

И стесняются люди

Такого в селе

Гордый конь не выносит

Пьянчугу в седле


Сбросив в грязь у дороги

Умчится толпар[1],

Только цокот копыт

 Будто в сердце удар.

 

 


 

 

Жертвуй ради любимой всего ты себя,

Жертвуй тем, что дороже всего

для тебя,

Не хитри никогда, одаряя любовью,

Жертвуй жизнью, будь мужествен, сердце губя!

 

 

 

*

 

Разве ради погибели

Любят, мой свет?

Смерти нет, когда вместе -

Вот мой Вам ответ!

 

К ногам, к стопам твоим

Я жизнь свою склоняю

Не в жертву - в дар

Алтарь любви зажжен

Прими его, мой свет

 



[1] Конь ценной породы



Wellcome @ page!

May. 14th, 2010

me


 

 

Нет ни рая, ни ада, о сердце мое,

Нет из мрака возврата, о сердце мое,

И не надо надеяться, о мое сердце,

И бояться не надо, о сердце мое!

 

 

 

*

Бояться, но чего?

С тобою рядом быть,

Порою - рай, а чаще –

С мукой адскою дружить.

 

И мрака нет с тобою рядом,

Друг мой, нет!

В подлунном мире

Там где Ты - там будет свет.

 



Wellcome @ page!

May. 13th, 2010

me

 

 

 

 

 

 

 

Все – и десять умов,

также девять небес,

Восемь райских ворот,

Семь созвездий –

 тебе по причинам шести

Бог не создал еще существа,

 кто б тебе был подобен,

Кто пять чувств, все четыре стихии, три духа несет

 

 

 

 

*

 

Век – один, жизнь – одна,

Два истока, два рода – отец твой и мать,

Детство, юность и зрелость - периода три.

Старость? - Старости нет

 

Не поедет арба

Если нету колес,

Все четыре нужны

Ровно столько дорог

Перекресток несет.

 

Пальцев – пять, только пять

Океанов, красивейших в мире озер.

На шесть разных частей

Поделен этот свет,

Семь небес, семь чудес, семь нот у октав,

И у радуги, помнишь, цветов было семь?

 

В восемь твой караван отправляется в путь,

Торопись¸ поспеши, никого не забудь!

Ну а вечером в восемь вернешься к шатру

Будет полог открыт, трепеща на ветру

 

И очаг разгорится в жилище твоем,

И наполнится звуком и смыслом твой дом.

В девять – жди: на порядок изменится счет,

Ноль – и радость несет, и заботу несет.

 



Wellcome @ page!

May. 12th, 2010

me

 

Не по бедности я позабыл про вино,

Не из страха совсем опуститься на дно,

Пил вино я, чтоб сердце весельем наполнить,

А теперь мое сердце тобою полно.

 

*

 

 

 

 

 

Что вино? Я Вам кубок желаний налью!

Я Вас брагой волшебной сполна напою,

Ведьмой стану, чтоб Вы позабыли вино!

Нам - на небо. Вино же уносит на дно.



Wellcome @ page!

May. 12th, 2010

me

Диалоги с Хайямом

 

Омар Хайям

 

Даврона

Ты солнце в небеса возносишь – и опять
Пылинкою в луче лечу Тебя искать.

Не в силах наш язык воспеть Твое величье,
Не может разум наш измерить благодать!

 

 

Ты небо для меня покроешь серебром,

И золотой луны огонь зажжешь

В который раз!

И звездочкой в ночи, летящей вслед,

Любви твоей исток неистово искать

Помчусь я вновь на колеснице снов.



Wellcome @ page!
me

История рукописи

 

Летом 2007 года мне довелось участвовать в разработке проекта развития народных ремесел в Самарканде и Бухаре.  Выпал этот проект от известной международной организации, где, к нашему изумлению, к тому же интересовались культурными промыслами.

Из Ташкента поехали «с ветерком»: на банковских машинах с турайями[1], с важными водилами в элегантных кепи, и с хорошим настроением. Проект был расчитан на год и какие-то деньги нам выплатили авансом. Самая сложная техническая задача упиралась в то, чтобы найти здание для музея народных ремесел: надо было подобрать дом традиционной постройки средневековой Бухары, органично «вписанный» в махаллю, где-нибудь неподалеку от центра города.

Первая десятка домов, о продаже которых были найдены объявления в газетах, ничего не дала, - здания были изуродованы частыми ремонтами до неузнаваемости. И вдруг, проходя по узенькой махалле, где с трудом могла проехать только одна, и причем не очень широкая машина, я налетела на объявление, вывешенное прямо в маленьком неровном окошке: «Дом прдайоца».

Даже бумага, на которой кривыми крупными буквами были написаны эти «волшебные слова» была какого-то незнакомого формата. Скорее квадратная, чем прямоугольная, она тускло поблескивала какими-то ворсинками. Сердце неуклюже екнуло: да неужели же это - та самая знаменитая «шелковая» бумага, технология производства которой попала в одинадцатом веке Китай, а оттуда – в Европу? Неужели же это «самарканди»?

Тихий «вежливый» стук в ворота ничего не дал, также как и повторный громкий. Осторожно вошла во двор и позвала обитателей, не отходя далеко от калитки: на тот случай, если во дворе будет собака. Наконец, приветливо улыбаясь, вышла навстречу мне девочка, которая видимо до того долго рассматривала меня щель между дверными створами. Она то и пригласила меня войти. Я спросила, правильно ли я поняла объявление? Она закивала, извиняясь, что взрослых дома нет, и вновь приглашая меня войти в дом. Звали ее редким именем  - Даврона.

Предчувствие не обмануло, и я не пожалела о том, что пошла по этой незнакомой улице в поисках короткого пути в гостиницу: маленькие дворики увитые виноградом, разбивка дома на «ичкари» и «ташкари»; резные, немного рассохшиеся двери, то ли потемневшие, то ли посветлевшие от своей древности, и оттого еще более интересные, с довольно четкими надписями на арабском языке, орнаментальная роспись потолка, вделанные в стены полочки  - «докча», разнообразие старинных «ляух»: все это говорило о том, что дом этот не простой, и что ноги принесли меня сюда не случайно. Хотя для превращения его в музей ремесел требовалась еще значительная реставрационная работа.

Словом, мы купили этот дом у хозяев, которым он достался от дальнего родственника, жившего уединенно, загородившись от мира старинными манускриптами, отсутствием телевизора, возможно, так ничего и не узнавшего про интернет.

Когда мы расчищали его комнату, Даврона показала мне небольшой сундучок с рукописями, который он всегда хранил около стола. Красивый прочно сбитый ореховый сундук, расписанный арабесками, хозяева дома забрали себе, а мне разрешили взять его содержимое.

Главная рукопись была на арабском, написана двумя разными подчерками. Вернее, это были схваченные кожанной лентой листы толстой шелковой бумаги, которые видимо уже позднее одели в кожанный переплет старинной выделки. Условно пронумеровав, можно было понять, что нечетные листы рукописи были темнее, чем четные, написаны они были более крупным почерком, и сохранились они хуже, чем вторые. У четных чернила были «гуще», тоже черные, но с красивым зеленоватым оттенком, почерк здесь был мельче, но в нем было больше изящества и орнамента. Буквы напоминали рисунок: то летящую птицу, то ветку, то лепесток, то сосуд. Однако чарующая красота письма была безусловной и в том, и в другом случае. И вновь я возблагодарила судьбу за то, что на первом курсе философского факультета домла Юлдашев преподавал нам арабский язык в качестве иностранного. Как же тогда было досадно, что это не английский! Переведя несколько страниц, написанных крупным почерком, я неожиданно поняла, что стихи эти уже были переведены, и принадлежат они, ни много ни мало, перу столь знаменитого ныне мулла Омара – великого Хайяма, который провел в Бухаре более десяти лучших лет своей жизни. Придя сюда из Самарканда не отпраздновав и двадцатую годовщину, он покидал древний город, подступаясь к возрасту Исуса Христа. Именно здесь, в Бухорои Шариф[2] прошло золотое десятилетие его жизни.

Историки говорят,  - в этом центре точных наук великий ученый занимался только математикой. Но найденный манускрипт, тщательно скрываемый наследниками целых девять веков, свидетельствовал об обратном. Это была переписка неизвестной девушки, из вероятно достаточно знатного семейства, с мулла Омаром (по-бухарски Умаром) – дерзким пришельцем из Ирана. Именно эта вторая часть рукописи столько столетий ждала своего часа.

Так вот кто они были  - таинственные владельцы этого дома! Девять веков они стойко стояли на страже родовой тайны, передав ее на исходе этого времени в руки легкомысленного поколения 21 века.

Теперь эта рукопись перед Вами, мой дорогой читатель. Я сохранила ее в той же первозданной последовательности, однако стихи того, кому адресовала свои письма Даврона, я привожу в переводах давно известных Вам мастеров. Название возникло само собой – ведь это был их длинный разговор о ... обо всем, что может волновать двух молодых людей.

Надеюсь, Вы не осудите далекую девушку из Бухары со столь редким именем. Единственное, что я могу сказать е ее оправдание – она была искренна. Видимо, именно в ее честь и назвали ту самую девочку, столь доверчиво отворившую мне двери своего дома.

Автор

 

 

 



[1] Спутниковые антенны

[2] Священная Бухара


Wellcome @ page!